Новости

К 465-летию со Дня рождения Льва Сапеги

Истоки

К 465-летию со Дня рождения Льва Сапеги

2 апреля по старому (14.04. по новому) стилю отмечается 465 лет со Дня рождения Льва Сапеги, одного из самых известных уроженцев Беларуси в мировой истории.

Жизнь этого незаурядного человека даже по современным меркам прошла очень насыщенно и плодотворно. А на рубеже XVI-XVII веков личности подобного масштаба появлялись отнюдь не часто. Будучи наследником известного магнатского рода и блестяще образованным человеком, Лев Сапега добился высших постов в Великом Княжестве Литовском, на которых принес немало пользы: дипломат и политический мыслитель, канцлер великий литовский, виленский воевода,  гетман великий литовский. Его взгляды на свободу личности, главенство права в государстве, нашедшие свое отражение в третьей редакции Статута ВКЛ (1588), считаются нормой в современном обществе, а для того времени они были более чем прогрессивны. Жизненным девизом для Льва Сапеги было убеждение: «Не только я, но и моя жизнь принадлежит Отечеству».

Но как связан Лев Сапега с Несвижем?

Сегодня мы хотим открыть одну из самых старых и славных страниц истории образования  в городе. Но начнем, конечно, с самого рода Сапегов.

Летописцы ведут их родословную от первого литовского князя Витеня.

Сапеги происходили из полоцких бояр, имевших имения в Смоленском, Полоцком и Минском воеводствах. Все они, вплоть до Льва Сапеги, были крещены в православии. Об этом свидетельствуют и их имена: Семен, Иван, Богдан, Глеб. Первый из Сапег, кто был запечатлен на скрижалях истории, – великокняжеский писарь Семен, положивший начало династии дипломатов и писарей. Были сильны Сапеги и в дипломатической службе. Двоюродный дед Льва Сапеги Иван Семенович был писарем (канцлером) жены великого князя Александра, родной дед Иван Богданович – воеводой витебским, а после – воеводой подляшским. Его сын Иван, отец Льва Сапеги, тоже начинал службу в великокняжеской канцелярии, получил в управление староство Дрогичинское.

Сапеги являлись представителями герба «Лис» и считались другим по значительности (после Радзивиллов) магнатским родом Великого княжества Литовского.

В семье Ивана Сапеги, старосты дрогичинского и подстаросты оршанского и княжны Богданы Друтской-Соколинской-Конопли, которая вела свою родословную от Рюриковичей и галицко-волынских князей, 2 апреля 1557 года родился старший из шестерых детей, получивший многозначительное имя Лев. 

Умный и внимательный Иван Сапега понимал: сыновей надо учить. Особенно если есть у них к этому способности и устремления. У Льва они обнаружились еще в детстве. Сапеги были воспитаны на просветительских гуманистических идеях и главный родительский долг видели в том, чтобы дать своим детям хорошее образование. По этой причине родители приняли решение отдать сына в несвижскую протестантскую школу – к великому магнату Николаю Радзивиллу Черному. Подобный шаг требовал определенного мужества, ведь Сапеги испокон веков исповедовали православие. Но лишенные религиозного фанатизма, они без колебаний направили свое чадо обучаться к протестантам, не опасаясь всякой «ереси».

Радзивиловская школа в то время была одним из лучших учебных заведений на территории нынешней Беларуси. За пять лет обучения в арианской школе ученики изучали богословие и философию, историю и право, этику и поэтику, логику, риторику, музыку, медицину, арифметику, физику, пять языков ( в том числе польский и старобелорусский). Арианская школа по тем временам давала прекрасное образование и была известна далеко за пределами Несвижа.

 Несвиж, куда привезли Льва, еще не именовали маленьким Парижем, которым он станет при Николае Радзивилле Сиротке. Но уже возвышался деревянный замок, работала типография, где Сымон Будный, Лаврентий Крышковский и Матвей Кавячинский в 1562 году издали на старобелорусском «Катехизис», который использовался как учебник в начальных протестантских школах. Как раз «Катехизис» 1562 года и был первой книгой, по которой Лев Сапега учился читать на родном языке, из нее он черпал начальные знания о вселенной и о Боге.

Несвижский кружок гуманистов, среди которых воспитывался Л. Сапега, очень сильно повлиял на становление его личности. Увлеченность гуманистов наукой, их культура, эрудиция  оставили неизгладимый след в сознании юноши. Эти ученые, поэты, художники владели едва ли не всеми европейскими языками. Они создали при дворе Радзивиллов настоящий культ филологии, преданным сторонником которого стал и Лев.

Этот выпуск радзивилловской школы был одним из лучших за все времена ее существования. Наиболее способными из учеников были сыновья Радзивилла Черного – Станислав и Юрий, а также Лев Сапега. Станислав в более зрелом возрасте знал двенадцать языков, что являлось предметом гордости его отца и зависти Льва, который был на два года моложе Станислава. Юрий тоже показывал большие успехи в учебе. Позднее он сделал головокружительную карьеру: стал епископом виленским, а потом занял пост архиепископа краковского, получил должность кардинала.

Между сыновьями Николая Радзивилла и Львом Сапегой развернулось настоящее соперничество, иногда доходившее до трагикомичных ситуаций. Однажды, в одной из стычек двое-против одного, чувствуя, что поражение близко, Сапега сильно укусилодного из Радзивиллов. А на последующее замечание ответил: “Я сражаюсь как лев, а если не могу как лев, тогда сражаюсь, как могу».  Так, уже в юности,  он набирались ума и приобретали необходимый опыт.

Но не только упрямство отличало Льва. Врожденные способности и его увлеченность науками обнаружились очень рано. Много времени юноша проводил в радзивилловской библиотеке, в которой было собрано немало древних рукописей и европейских книжных изданий… Мальчик стремительно накапливал знания. Уникальная, даже на сегодня, методика преподавания в школе, ежедневное общение с высокообразованными людьми способствовали невероятно быстрому изучению языков. Уже в юности Л. Сапега, кроме родного, овладел польским, немецким, латинским и греческим. Многое он черпал из творческих вечеров и научных диспутов, которые проходили в радзивилловском замке едва ли не каждую неделю. Для Льва они стали отличной школой в овладении искусством полемики, своеобразным жизненным ориентиром и образцом человеческих взаимоотношений.

И еще один серьезный жизненный выбор Лев сделал в Несвиже. В атмосфере религиозных новинок юноша оставил старую религию своего рода и принял кальвинизм, а толерантность, царившая при дворе Николая Радзивилла Черного, заложила в его душу глубокие основы религиозной вольности и не позволила ему стать фанатиком новой веры.

Как-то на Святую Пасху то ли Юрий, то ли Станислав спросил у Льва: «А что не было тебя вместе с нами на праздничном богослужении? Если уж ты связал свою судьбу с нашей, то должен везде и всегда быть рядом с Радзивиллами». Конечно же юный Лев рассказал об этом отцу. Смысл этой фразы для старшего Сапеги был очевиден. Радзивилл Черный недвусмысленно намекал: если родитель хочет, чтобы его сын получил протекцию могущественного клана Радзивиллов и университетское образование, он должен позволить Льву перейти в кальвинизм, тем более что учиться предстояло в протестантской Германии. «Готовься к переходу в кальвинизм, но, кажется, это лишь начало, только первый шаг. Сколько их еще будет на твоем пути? Но ты должен знать: в политике надо быть гибким. Если твой друг или враг сильнее тебя, его нужно крепче обнимать, чтобы были заняты его руки, а не сражаться с ним. С сегодняшнего дня можешь считать себя маленьким человеком в большой политике», – это были напутственные слова отца взрослеющему сыну.

Отличавшийся хватким умом юноша быстро усваивал уроки. Значительно позже, упоминая о юношеском восхищении реформаторскими учениями, Лев Сапега стыдливо скажет: «Поддавался я тогда различным искушениям и был глуп, как овца, особенно когда учился в немецких еретических школах». В 1586 году Лев Иванович еще раз сменит веру, перейдя из кальвинизма в католичество, что способствовало его дальнейшей карьере, но обычно он занимал толерантную позицию в религиозном вопросе.

Окончив курс Несвижской протестантской школы, юноша был полностью готов к обучению в университете. В 13 лет Льва Сапегу  вместе с сыновьями Николая Радзивилла Черного направили за счет великокняжеского двора на обучение в знаменитый Лейпцигский университет. Точная дата поездки в Германию неизвестна, но приблизительно это произошло где-то на рубеже 1569—1570 годов. Находясь в Германии, Сапега несколько лет изучал историю римского и церковного права, анализировал произведения античных философов, прежде всего Платона и Аристотеля, внимательно читал хроники средневековых историков, трактаты теологов-схоластов, знакомился с произведениями искусства ренессанса, гравюрами А. Дюрера… Лейпцигский университет дал ему очень многое, и это многое он потом блестяще использует в жизни.

По окончании университета Сапега возвратился на родину хорошо подготовленным правоведом, дипломатом и философом. Он досконально владел греческим, латинским, немецким, польским и русским (т. е. старобелорусским) языками. Необыкновенная логика мышления, безупречная память и отличное знание законов помогли ему выиграть судебное имущественное дело собственного отца и обратить на себя внимание самого короля и великого князя Стефана Батория.

Начиналась новая страница его жизни и блестящего служения Отечеству. А истоки её – в семье и…Несвиже.

Лев Сапега оставил свой след не только в исторических событиях, но и в памятниках зодчества. Впечатляет количество построенных  им христианских храмов, только костелов 24 (!) в Вильнюсе (Святого Михаила, где он и похоронен), Бресте, Белыничах, Березе, Гродно, Орше, Ружанах, Сапежыне и др., а также униатских и православных церквей. При них открывались школы, госпитали и приюты. Ну и конечно, Ружанский дворец- белорусский Версаль, родовое гнездо Льва Сапеги, жемчужина белорусской архитектуры…

На белорусских землях чтят память гетмана Великого Княжества Литовского. В городе Лепеле, к основанию которого он имел самое непосредственное отношение, в 2010 году открыли памятник Л.Сапеге. В деревне Островно Бешенковичского района, где родился Лев Иванович, установлен памятный знак. Его именем названа улица в Минске и площадь в г.Слониме, есть населенные пункты, в названии которых лежит фамилия Сапега. Несвиж тоже мог бы внести свою лепту в этот список.

 

Гордимся и помним!

свернуть

К 100-летию со Дня рождения Н.А.Савченко


Секрет долголетия

К 100-летию со Дня рождения Н.А.Савченко


В эти апрельские дни исполняется 100 лет со Дня рождения Нины Артемьевны Савченко. Несвижане, преподаватели и выпускники нашего учебного заведения хранят теплые воспоминания об этой удивительной женщине, ветеране войны и труда, педагоге, руководителе самодеятельного театра, народном мастере, представителе одной из самых интересных педагогических династий нашего училища.
История ее жизни началась в далеком 1922 году, 25 апреля, в д.Буда-Боровая, что в 18 км от районного центра Корма Гомельской области. Родители девочки были сельскими учителями. Отец – Артемий Петрович Савченко (будущий первый директор Несвижского педучилища) – в то время работал директором Боровобудской школы. Семья была большая и дружная. Мария и Артемий Савченко воспитывали четверых детей: Аркадия (1915 г.р.), Александра (1917 г.р.), Нину (1922) и Бориса (1924). Основные семейные хлопоты лежали на матери, т.к. Артемий Петрович был занят ответственной работой и получал высшее образование в БГУ. А главной помощницей Марии Ивановны была любимица отца – Ниночка. Вскоре семья переехала в с.Горбацевичи Бобруйского района Могилевской области. В 1939 году Нина закончила Горбацевичскую среднюю школу, которую возглавлял ее отец-орденоносец.
Еще в детстве девочка решила пойти по стопам родителей и стать учителем. Выбор учебного заведения был связан с новым этапом жизни как страны, так и семьи Савченко. После воссоединения западной и восточной частей Белоруссии в 1939 г., Артемий Петрович возглавил Барановичский областной отдел народного образования. На новых территориях создавалась новая система образования, в том числе и высшего. 1 января 1940 года в Белостоке, Пинске, Гродно и Барановичах открыли педагогические институты. Причем в Белостоке (входившем тогда в состав БССР), был высший четырехлетний педагогический институт, готовивший преподавателей для средних специальных учебных заведений, а в Пинске, Гродно и Барановичах — двухлетние учительские институты, готовившие учителей для школ. Нина Артемьевна поступила в 1940 г. в Белостокский пединститут. Одновременно с основными занятиями девушка посещала вечерние курсы сандружинниц. Надвигалась война. Все дети Артемия Петровича выросли патриотами: Александр в 1936 г. поступил добровольцем в Сталинградское авиационное училище, с 1937 года в действующей армии офицером медслужбы служил старший брат Аркадий, с первых дней войны на фронт добровольцем ушел и младший сын Борис, служивший в 10 –й военно-авиационной школе пилотов.
Война застала Нину в Белостоке. 22 июня вместе с другими однокурсницами она решила идти на фронт, но в военкомате получила отказ, т.к. уже шла стремительная эвакуация. Восемь девушек-студенток вместе с Ниной после их настойчивых просьб были в первый день войны отправлены помощниками в военный госпиталь. Сутки неимоверно тяжелой физической работы, помощь раненым, эвакуация госпиталя… Их, конечно, при эвакуации не взяли, т.к. у девчонок не было никаких военных документов. На следующий день они уходили пешком на восток: шли в колонне техники и беженцев по дороге Волковысск-Барановичи, попали под авиационный налет, прятались в лесу, под бомбежкой перебрались через реку Зельвянка… На всю жизнь Нина Артемьевна запомнила эти дни. Позднее она вспоминала: "В Барановичах, где жили мои родители, мне посоветовали не оставаться, т.к. попаду сразу в руки немцев. Родители уже эвакуировались оттуда. Мы с Ривой Хайкиной решили добираться к её родным в Буда-Кошелев. По дороге видели воздушный бой в Минске. Город был разрушен. Пока добрались до Буда-Кошелёва, всего натерпелись. Но, главное, я нашла родителей, связалась с братьями".
До марта 1943 г. Нина была в эвакуации в с.Некрасовское Ярославской области, где отец работал директором зооветеринарного техникума. По спецнабору райкома комсомола Н.А.Савченко стала добровольцем и была направлена на курсы связных при Главном управлении службы тыла фронта. Дальше – служба старшим шифровальщиком в отделении спецсвязи Главного управления в Москве, присвоение звания "старшина", направление в 58 стрелковую дивизию ВВ НКВД на должность заместителя помощника начальника штаба по спецсвязи в г.Бунслау (Германия)…Там она и встретила День Победы.
В августе 1945 г. Нина Артемьевна была демобилизована из действующей армии и приехала в г.Несвиж. Отец, А.П.Савченко, был назначен директором только что созданного педагогического училища. За ним приехали в город жена и дочь. С тех пор шестьдесят семь лет судьба Нины Артемьевны неразрывно была связана с Несвижем и системой образования.
В сентябре 1946 года Нина Артемьевна пришла на работу в Несвижское педучилище преподавателем рисования. Мирная жизнь входила в свою колею. Нужно было закончить прерванное войной образование. В 1948 г. Н.А.Савченко поступает на второй курс филологического факультета Минского государственного пединститута им.М.Горького. После завершения учебы в 1951 г. Нина Артемьевна возвратилась в свое учебное заведение. Уже не было в живых отца, нужно было продолжать его дело, заботиться о матери, т.к. Аркадий погиб в мае 1945 г., а Александр и Борис стали кадровыми военными и продолжали служить в армии. Нина Артемьевна в училище не только преподавала белорусский язык и литературу, но и с воодушевлением руководила самодеятельным театром учащихся. Ребята под руководством Н.А.Савченко сами изготавливали декорации, шили костюмы, но главное – ставили серьезные драматические произведения. В репертуате театра были спектакли "Павлинка" Янки Купалы, "Поют жаворонки" Кондрата Крапивы, "Ревизор" Гоголя, "Воробьевы горы" А.Симукова, "Разбойники" Шиллера…В характеристике Н.А.Савченко этого времени читаем: "…к работе относится ответственно, постоянно повышает свой культурный уровень и деловую квалификацию, принимает активное участие в жизни педучилища, города и района, руководит драматическим кружком, создала кукольный театр". Выпускники педучилища часто вспоминали Нину Артемьевну, многие девочки благодаря её занятиям научились шитью и рукоделию. Ну, а любовь к театру сохранилась у Нины Артемьевны на всю жизнь.
После закрытия педучилища в 1956 г. Н.А.Савченко перешла работать учителем белорусского языка и литературы в Несвижскую школу-интернат им.Якуба Коласа (1956-1965).
В 1965 году в Несвиже открылась новая средняя школа №3. Директор Ефим Львович Злотников пригласил Н.А.Савченко, которую он хорошо знал еще по совместной работе в педучилище, на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе. В это время раскрылся талант Нины Артемьевны как учителя-методиста: в издательстве "Народная асвета" вышли разработанные ей таблицы по белорусской литературе для учащихся 4 и 5-6 классов, она неоднократно принимала участие в районных, областных и республиканских педчтениях, в 1970 г. представила свой опыт по созданию и применению наглядных пособий на уроках белорусского языка и литературы на всесоюзном уровне в Ленинграде. Несмотря на большую организационно-методическую работу, Нина Артемьевна и в это время не забыла свое увлечение. В школе работал детский самодеятельный театр, который ставил пьесы белорусских и русских авторов, большой популярностью пользовались кукольный и теневой театры. Можно только удивляться, как у этой спокойной, немногословной женщины на все хватало сил и времени. Когда подошел пенсионный возраст в 1977 году, Нина Артемьевна предпочла его проигнорировать. Она продолжала работать в творческом коллективе школы уже под руководством нового директора В.З.Бруя, своего бывшего ученика.
Когда Валентин Захарович был назначен директором воссозданного Несвижского педагогического училища, он начал с создания коллектива преподавателей-энтузиастов, в число которых вошла и Нина Артемьевна. Она вновь пришла в свое училище в августе 1985 г. преподавателем трудового обучения и руководителем театральных коллективов. В то время ей было уже (или ещё?) 63 года, но далеко не все молодые могли угнаться за её стремительными идеями и их блестящим воплощением. В училище вновь работали кукольный и теневой театры, причем все оборудование и кукол Нина Артемьевна создавала собственноручно. Был создан уникальный Театр моды и исторического костюма. Для мини-спектаклей этого театра Нина Артемьевна сшила более сотни костюмов. И это в условиях почти тотального дефицита! В работу шло всё: старое обмундирование, шторы, отрезы. Благодаря золотым рукам мастерицы эти вещи получали новую замечательную жизнь. Когда режиссёр Людгардас Гедравичюс работал над фильмами о Несвиже, он пригласил на съемки театральный коллектив Нины Артемьевны, благодаря которому архитектурные шедевры города обрели новый живой колорит. Вышивки, панно в технике флористики, работы из соломки самой Н.А.Савченко и её учеников неоднократно отмечались самыми высокими наградами областных и республиканских конкурсов декоративно-прикладного искусства.
Удивительно, но в педучилище (колледже) Нина Артемьевна проработала еще почти 20 лет и ушла на отдых только в 2004 году в возрасте 82 лет. А еще она была активной участницей хора ветеранов г.Несвижа, много встречалась с молодежью, проводила мастер-классы, не пропустила ни одной премьеры Несвижского народного театра, с удовольствием участвовала в выставках и ярмарках, воспитывала внуков и правнуков…
За свою более чем 60-летнюю педагогическую деятельность Нина Артемьевнабыла награждена тридцатью Почетными грамотами различных уровней, ей присвоено звание "Старший учитель", "Отличник народного образования". Как ветеран войны она награждена орденом Отечественной войны 2-ой степени, медалью «За победу над Германией», юбилейными медалями. Белорусское телевидение сняло о Н.А.Савченко телеочерк "С историей на "ты" (1997).
Но самой главной наградой были для Нины Артемьевны ее ученики, которые помнили её, поздравляли с праздниками, приходили в гости. Помнят о ней и сегодня.
Встреча с таким человеком – настоящий подарок судьбы. Её большая и красивая жизнь – пример удивительного жизнелюбия, целеустремленности, любви к прекрасному и людям. Она умела радоваться каждому прожитому дню, простому человеческому общению, всегда находилась в творчестве и поиске нового. В 2002 году, в возрасте 80 лет, она пишет письмо в редакцию драматургу А. Курейчику: "Андрей, вы дали мне прилив новых сил, я очень рада, что узнала близкого по духу человека: искреннего, прямого, честного, открытого, умного, интеллигентного. Очень хотела бы с вами встретиться. Да, нужно представиться. Во-первых, я больна театром, во-вторых, я - трудоголик… . Бывшие мои участники самодеятельности все уже на пенсии, а я всё работаю и работаю с молодежью. А как бы я хотела поставить пьесу "Загублены рай"! Но… Андрей, я лично приглашаю вас вместе с женой погостить у меня, познакомиться с Несвижем в любое удобное для вас время…"
В этих скупых строках - весь характер нашей героини, секрет ее оптимизма и долголетия.


Нина Артемьевна умерла в возрасте 90 лет, 22 ноября 2012 года и похоронена на Старом кладбище, рядом со своим старшим братом Аркадием, недалеко от могилы отца. Два раза в год мы обязательно навещаем это место.


Гордимся и помним!

свернуть

14 марта – День памяти Паўлюка Пранузы

ПАМЯТЬ НУЖНА ЖИВЫМ…

14 марта – День памяти Паўлюка Пранузы

(Павла Кузьмича Пронузы)

Говорят, жизнь человека – лишь тире, между датой рождения и датой смерти. Тире у всех одинаково, но за ним такая разная, такая уникальная  картина жизни!

Сегодня мы хотим рассказать о человеке, чьи даты рождения и смерти сошлись в марте – месяце весны и пробуждения. Между ними почти 89 лет биографии Павла Кузьмича Пронузы – Поэта, Солдата, Педагога, Человека.

Маленький Павлюк  родился в суровую революционную эпоху, да еще и в день Парижской Коммуны: 18 марта 1918 года. Семья родителей,  рабочего бумажной фабрики  Кузьмы Ивановича Пронузо и крестьянки Татьяны Акимовны, жила тогда в деревне Вылево, что под Добрушем, недалеко от границы с Россией. Сегодня деревни уже нет на карте нашей страны, а тогда это был достаточно крупный населенный пункт с народным училищем, ветряной и водяной мельницами, кирпичным производством, лечебным пунктом и четырехлетней школой. . Там мальчонка и стал проходить свои первые “университеты”.

Вскоре семья переехала в Добруш. В 5 класс Павел пошел уже в добрушскую десятилетку. Ему повезло. Учителем белорусского языка и литературы в школе был талантливый педагог Александр Степанович Борисовец (позднее работавший в Брестском пединституте). Литературу и поэзию он преподавал вдохновенно, не ограничиваясь школьной программой. Именно под его влиянием Павлюк Пронузо проникся любовью к поэзии и стал писать первые стихи. В 1936 году появились его первые публикации в печати: сначала в районной газете “Сталинец”, а потом в “Гомельской правде” под псевдонимом Павлюк Пронузов было напечатано стихотворение “Сонца упала за дахамі”.

 Закончив школу в 1937 году, Павел Пронузо уже точно знал, что хочет связать свою жизнь с педагогикой и творчеством. Поэтому поступил на филологический факультет Гомельского пединститута им. В.Чкалова. Тут он знакомится с молодыми поэтами Константином Киреенко, Леонидом Гавриловым, Николаем Сурначевым. “Нашу комнату в общежитии, - вспоминал поэт, - называли “мыслильней”. Здесь велись горячие споры о молодой поэзии, философии, искусстве”. Летом 1940 года Павлюк Пронузо был приглашен на слет молодых писателей. В это время он дебютировал и на страницах газеты “Літаратура і мастацтва”. Его первые произведения отличались искренностью и единением с родной землей.

В 1941 году должна была начаться трудовая биография Павла Кузьмича, он заканчивал институт, уже получил распределение в одну из школ Полесья. Но  все оборвала война.  Государственные экзамены молодые учителя сдавали уже под гул вражеских самолётов. “Случалось, - писал в своих воспоминаниях П.Пронузо, – нас вооружали винтовками и поручали охранять склады с горючим или ловить лазутчиков, которые ночью подавали сигналы немецкой авиации”. Получив дипломы, выпускники 41-го года отложили мирную профессию, минимум, на четыре года.

24 июля 1941 года Павел Пронузо ушел добровольцем в действующую армию. Он служил в зенитной артиллерии сначала прицельным, затем заместителем командира орудия. Воевал на Брянском, Центральном, Первом Белорусском фронтах. Из воспоминаний П.К.Пронузо: “Если ссылаться на документы, то нашей дивизией за войну было пройдено 5170 км, сбито 504 самолёта за 911 дней и ночей войны”. О нем самом в военных архивах хранятся скупые, но очень значимые строки: “Прицельный 4-й батареи 1286-го зенитного артиллерийского полка, ефрейтор Пронузо П.К. отличился в боях на территории Курской области в 1943 году и был награждён медалью «За отвагу». Через два года заместитель командира орудия 4-й батареи 309-го гвардейского зенитного артиллерийского полка 3-й гвардейской зенитной артиллерийской дивизии РГК был награждён орденом Славы…”

Самым сложным в это время была разлука с родиной, родными, друзьями. О том, что на самом деле довелось пережить Павлу Кузьмичу, говорила его затаенная вечная боль в глазах и ранняя седина, а ещё его стихи. Он и среди разрыва бомб и снарядов оставался поэтом: в годы войны стихи  П.Пронузы печатались в армейских периодических изданиях “На разгром врага”, “Советская Беларусь”, сатирической газете-плакате «Раздавим фашистскую гадину». Благодаря публикациям друзья находили его, узнавали адрес в редакции, начинали переписку. Письма эти Павел Кузьмич хранил бережно. Особенно порадовало его письмо Николая Сурначева, с которым, находясь на разных фронтах, они переписывались почти до конца войны, обсуждали литературные публикации, радовались успехам своих знакомых-поэтов. Николай погиб за неделю до Дня Победы. В память о друге, П.К.Пронузо собрал и издал сборник его стихов.

Из воспоминаний П. Пронузо: «Нелегко всем досталась Победа. Недаром поётся, что это радость со слезами на глазах и для тех, кто стоял у станка, и для тех, кто сеял хлеб, а для солдат тем более. Свою боль, впечатления, чувства передал я в первой своей книжке стихов «Разгневаная зямля». Эта книга вышла сразу после войны, в начале 1946 года. Очень жаль было тех, кто не дожил до Победы и не встречал её вместе со всеми солдатами. Перед глазами и теперь встают друзья-однополчане. На войне смерть всегда идёт рядом. Как-то в минуту затишья сидел я около пушки с зенитчиками. Вдруг – шальной снаряд. Взрыв. Нас обсыпало землёй. Пятеро остались целы и невредимы. А наш товарищ Ивашкин остался лежать недвижимо. Страшная боль пронзила моё сердце».

Бой пад Курскам быў люты, цяжкі, Сталь раўла ў хаўрусе з свінцом. Паў з Калінкавіч сябар Івашкін Паў з-пад Гомеля сябр Сіўцоў, Пад Берлінам са светлай надзеяй, Што пабачыць свой кут Рагачоў! Паў, як віцязь, адважны гвардзеец Непаўторны паэт Сурначоў. Я бядую трывожна і шчыра, Што іх лес ў баі не збярог. Абеліскі-арыенціры Нашай памяці і перамог.

 

Сам Павел Кузьмич прошел всю войну: воевал на Курской дуге, в Белоруссии, вместе со своей 3-й гвардейской Речицко-Бранденбургской зенитной артеллерийской дивизией освобождал Несвиж, Снов, Барановичи. Потом была Польша, Германия, Берлин. На стенах Рейстага сержант-белорус П.Пронузо оставил надпись “Слава пераможцам!”. Там, в Берлине, родились его строки:

Не экскурсантам, а салдатам, Абпалены агнём баёў, З гранатамі ды аўтаматам На дах рэйхстага я ўзышоў. Была ўрачыстасці мінута Пасля паходаў і турбот, За ўсю вайну ўпершыню так Спакойна выцер з твару пот… Глядзеў на ўсход я ў задуменні, Здалёку бачыў родны край: Палеткі ў зелені вясенняй, Свой Гомель, па-над Сожам гай…

Демобилизовавшись из действующей армии после Победы, Павел Кузьмич вернулся на родину,  к своей учительской профессии и в 1945г. был направлен в недавно открывшееся Несвижское педагогическое училище.

Вот как описывал поэт свои первые впечатления: «С Несвижем я познакомился давно, в начале 1944 года. На подступах к городу произошла стычка с вражескими войсками, которые отступали с Клецка. В памяти сохранились только общие черты небольшого городка – голубые озёра, парк со зданием замка, Слуцкие ворота, единственная дорога, по которой двигались войска. В ноябре 1945 года, после Победы над фашизмом, прибыл в Несвиж. Меня направили сюда в педучилище преподавать белорусский язык и литературу. Спросил у горожан, где оно находится. Мне показали здание, возле которого возвышалась башня. Это был монастырь бенедиктинок, жителей в нем не было, они выехали в Польшу.

Меня удивили первые встречи с учащимися. Юноши и девушки были одеты по-деревенски, на некоторых видел телогрейки и шинели с отцовского плеча. Они часто просили рассказать меня о войне, друзьях-фронтовиках. На первых уроках я интересовался биографиями своих слушателей. Некоторые из них были моложе меня всего на 4-5 лет и своими глазами видели ужасы войны. Они очень болезненно переживали, что целых три года не могли учиться, приобретать знания и, как говорится, были переростками…”

Можно представить, каким авторитетом пользовался у своих учеников фронтовик-орденоносец, поэт, чуткий педагог Павел Кузьмич Пронузо. Выпускники разных лет с огромной теплотой и благодарностью вспоминали его уроки, а еще чаще – его внимательное отношение к каждому учащемуся. П.К.Пронузо приобщал ребят из глубинки к сокровищам мировой и отечественной литературы, учил думать, спорить, творить. Частыми гостями в училище были белорусские писатели и поэты. По приглашению П.Пронузы приезжали на литературные вечера П.Бровко, М.Танк, К.Крапива, П.Панченко, П.Пестрак, ленинградский писатель, автор романа «Генералиссимус Суворов», Леонтий Раковский. “В Несвижский санаторий, - вспоминал П.Пронузо, - приезжало много писателей: Иван Шамякин, Янка Брыль,  Анатолий Астрейко,  Николай Ткачев… Я приглашал их для выступления перед будущими учителями. После их выступления многие брались за перо, чтобы свои мысли выразить в поэтической форме». Так под руководством П.К.Пронузо в училище возник литературный кружок, объединивший молодых талантливых ребят Ивана Ралько, Раису Печенко, Бориса Кушнера, Ивана Гордейчика, Б. Прокопчука, Е. Трапезову.

П.К.Пронузо был одним из инициаторов присвоения педагогическому училищу имени Якуба Коласа. О своих личных встречах с классиком Павел Кузьмич тоже вспоминал с большой теплотой: “Впечатлило, когда я узнал, что в Несвиже была учительская семинария, где учился Якуб Колас, Кузьма Чорны – писатели, слава белорусской литературы. Я очень горжусь, что в послевоенное время мне пришлось встретиться с Якубом Коласом. Как-то я осмелился и спросил у Якуба Коласа об учёбе в Несвижской учительской семинарии и сказал, что преподаю в Несвиже белорусский язык. Якуб Колас улыбнулся и сказал: «Трывалыя веды давала семінарыя. Вучыліся ў ёй дзеці сялян, рыхтаваліся настаўнікі для вёскі. І не дзіўна. Бо настаўнік у вёсцы лічыўся ўзорам культуры, ён павінен быць добра адукаваны». Якуб Колас вспомнил своего любимого учителя русского языка Кудрицкого, который помогал его творческому росту».

В 1947 году и сам П.К.Пронузо стал членом Союза писателей Беларуси.

Здесь, в педучилище сложилось и личное счастье Павла Кузьмича. Со своей будущей женой, Татьяной Мариковой, они учились в добрушской десятилетке. Оба выбрали педагогическую стезю, Павлюк пошел учиться в Гомель, Татьяна поступила в Минский пединститут. На долгие 4 года развела их война: не успев эвакуироваться, Татьяна вернулась в Добруш и вплоть до освобождения была активной участницей подпольного и партизанского движения. Как только Добруш был освобожден, молодая учительница пошла преподавать детям русский язык и литературу, затем в 44-м продолжила учебу в Гомельском пединституте и после выпуска приехала в Несвиж, в педучилище. Здесь они и создали крепкую педагогическую семью, воспитали двух дочерей. От П.К.Пронузы и Т.М.Мариковой началась педагогическая династия Пронузо – Мариковых – Левицких. Их зять Н.Н.Левицкий 35 лет проработал в Несвижском педагогическом училище, которое закончила и их внучка  Оксана. А Павел Кузьмич и Татьяна Михайловна работали в педучилище вплоть до его закрытия в 1956 году.

 Учитель по образованию, П.К.Пронузо через всю жизнь пронес любовь к детям, учил их, оберегал, стремился привить любовь к родному слову. Когда в 1965 году открылась школа-новостройка (СШ №3 г.Несвижа), Павел Кузьмич был одним из первых ее учителей и проработал здесь до пенсии (1978 г.), а потом полностью посвятил себя творчеству.

Долгое время Павел Кузьмич руководил литературным объединением при районной газете “Чырвоны сцяг”, помогал становлению местных поэтов И.Гурбана, М.Волосевича, В.Бородина, В.Трусевича и др.

Поэтом Павлюк Пронузо был незаурядным, талантливым. Писал он просто, коротко и конкретно обо всем, что его волновало: о родине, земляках, прошедшей войне, Несвиже, его истории и культуре… Немало прекрасных стихов он адресовал детям. Поэт создал более 20 поэтических сборников “Разгневаная зямля” (1946), “Добрай раніцы” (1951), “Мае землякі” (1957), “Калі верыш” (1963), «Непаўторнасць» (1974), «Трываласць»(1978), «Сустрэчы»(1983), «Мой аўтограф»(1988), «Рукі салдата» (1990), «Памяць, памяць…» (1994), «Маё пакаленне»(2003) и др. Его стихи переведены на русский, украинский, осетинский, молдавский, армянский, литовский языки. За литературную деятельность П.К.Пронузо был награжден Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Беларуси,   в 2006 году удостоен звания «Почетный гражданин г. Несвижа», его имя носит несвижская центральная библеотека.

Последние годы своей жизни Павел Кузьмич прожил в Минске.

14 марта 2007 г., 15 лет назад, ушел из жизни Павел Кузьмич Пронузо - Поэт, Солдат, Педагог . Но остались его ученики, его поэзия, его дети…А значит, осталось главное.

 

Так, я аўтографаў нямала Пакінуў працай на зямлі, Каб весялей яна спявала, Каб дні бясхмарнымі былі. А хто не верыць, для парадку На справах за шмат лет і зім Я сонца круглую пячатку Пастаўлю з подпісам сваім.

/П.Прануза.Мой Аўтограф/

 

Е.А.Мацель, преподаватель колледжа

свернуть

К 160-летию со Дня рождения Адама Богдановича

Юноше, обдумывающему жизнь

К 160-летию со Дня рождения Адама Богдановича

Наш мартовский календарь памятных дат завершает юбилей Адама Егоровича Богдановича - белорусского фольклориста, этнографа и мемуариста, педагога  и языковеда, историка культуры, общественного деятеля, книголюба, отца классика белорусской поэзии Максима Богдановича, близкого друга и свояка Максима Горького.  Каждая из этих характеристик скрывает за собой интереснейшие факты биографии А. Е. Богдановича и достойна подробного исследования. Почти 79 лет его жизни вместили в себя и историю трагической любви, и проклятье неизлечимой болезни, и ранний уход горячо любимых детей, и трагические события истории начала ХХ века… Что помогло ему выстоять, не сломаться, стать опорой для сыновей и близких? Характер. Крестьянская закалка. Воспитание. Вера. Творчество. И каждодневная работа, работа, работа…

Сегодня речь пойдет о начале жизненного пути этого замечательного человека. Ведь именно в детстве и юности идет закладка личностного стержня, формируются ценности, определяющие  человеческую судьбу, которая очень часто складывается не благодаря, а вопреки обстоятельствам. 

Адам Егорович, а точнее Адольф Юрьевич, Богданович родился 25 марта старого стиля (7 апреля н.ст.) 1862 года в местечке Холопеничи Минской губернии (теперь г.п. Холопеничи Крупского района Минской обл.). В свидетельстве, выданном Минской духовной консисторией в 1896 году, указано, что Адам Георгиев Богданович родился 20 марта 1862 года и был крещен 25 марта того же года. Однако в автобиографии А.Богданович писал, ссылаясь на слова бабушки, что родился он на Благовещенье, 25 марта.

Так в большинстве источников и упоминается сразу две возможные даты его рождения. Не меньше путаницы и с именами. При крещении мальчик получил  имя Адольф (Адолік, как звали его дома), которое позже, в 16-летнем возрасте, при записи в метрику было исправлено на Адам. К этому были свои причины: юноша собирался поступать в учительскую семинарию, куда принимали лишь православных. Семейных распрей при этом не было, т.к. веротерпимость была одной из устойчивых черт в белорусской глубинке.  Отец Адама— Егор Лукьянович Богданович, православный, мать — Анелия Фоминична Осьмак, католичка. И так из поколения в поколение. Сам А Богданович писал об этом: “…что такое представлял из себя прадед Казимир Лисовский… Бабушка Рузаля говорила, что был он из шляхты и свои патэнты хранил в клубках ниток… Был он католик, а прабабка Христина – униатка. В таких смешанных семьях и дети в старину были разноверными: сыновья по отцовой вере, а дочери по материнской. Поэтому моя бабушка Рузаля была униаткой, а младший брат, мой двоюродный дед Винцесь, – католиком. Такое разноверие в одной семье вело к взаимной веротерпимости, тем более, что все одинаково молились и одни и те же молитвы читали. И ходили одинаково и в церковь, и в костел. Бабушка Рузаля  с умилением рассказывала, как крестные ходы из церкви и из костела, на Крещение, на Вознесение и в другие особые дни шли навстречу друг другу и, сойдясь, объединялись в один общий ход и шли вместе. Словом – религиозной розни не чувствовалось, и я в детстве ее не наблюдал.”

Родители будущего этнографа были крепостными помещика Доменика Лаппо.  А. Богданович в своих воспоминаниях писал: “Я — крестьянин. Отец мой, Юрий Лукьянович, был крепостным, дворовым, повар по профессии, принадлежал к Косаричскому сельскому обществу Лясковичской волости Бобруйского уезда; к этому обществу и я был приписан вплоть до увольнения для поступления на государственную службу. Дед мой, Лукьян Степанович, был также дворовый — садовник; жена его звалась Арина Ивановна, по фамилии Юневич. Мой прадед, Степан, по-видимому, первый стал носить фамилию Богданович, по фамилии своего отчима Никифора Богдановича. Что касается моей матушки Анэли, то она, будучи человеком удивительно кроткой и возвышенной души, с тонким чувством такта, вместе с тем обладала замечательными математическими способностями: будучи неграмотной, она по чутью решала нелегкие алгебраические задачи, облегчая мне получение первенства перед другими учениками, и, например, число 7 возводила в 5-ю и в 6-ю степень. Сверх того, она была прекрасной рассказчицей народных сказок,— дар, несомненно, поэтический,— унаследовав эту способность частично от своей матери Рузали Казимировны Осьмак, обладавшей этим даром в высокой степени». Вообще, А.Богданович уверял, что помнил себя с двух лет. Он знал массу подробностей о своих предках с отцовской и материнской стороны, что для выходца из крепостных было совсем необычно.

Источником формирования моральных и эстетических качеств Адама явилась семья. По утверждению известного литературоведа  Ю.С. Пширкова «именно отсюда вынес он глубокую любовь и уважение к книге, знание народной жизни, народного творчества. Отец и дядя (по матери), большие почитатели грамоты и писательского мастерства, любовно пестовали в мальчике интерес к книге, мать и особенно бабушка явились для ребенка первыми открывателями искусства, заставив его почувствовать красоту и очарование народных песен, сказок и легенд».

Бедность и нужда рано лишили мальчика детства. В семь лет Адама определили в имение, а с десяти он уже – поденщик, получая попеременно по 10, 15, 20 и, наконец, к 13 годам по 25 копеек в день. Поденная работа  имела сезонный характер. Зимой Адам учился в школе, где не было деления на группы. Каждый ученик шел от книги к книге. Одолевал одну, ему давали другую. Богданович выделялся среди учащихся особой прилежностью и пытливостью, а поэтому быстро обгонял даже старших учеников.

Адам очень любил свои родные Холопеничи. Он даже написал о них книгу, записал более 50 сказок, рассказанных ему матерью и бабушкой. И потом, уже в Ярославле, по этим сказкам его сын Максим изучал белорусский язык.

Будучи дворовым (поваром) помещика, отец Адама при «освобождении» от крепостной зависимости земельного надела не получил. Семья Богдановичей оказалась в крайне тяжелом положении и вынуждена была на заработки переезжать с места на место, оказавшись в  1870 г. в Минске.

Ночались минские «университеты» Адама: у кондитера, оружейника, кузнеца, в мастерских железнодорожного депо, опять у кондитера… “По второму приезду в Минск, - вспоминал позднее А.Богданович, - мы вновь обсуждали с отцом, как мне быть. Я знал, что в Несвиже и Молодечне есть учительские семинарии, куда принимают крестьян, но мне еще не было полных 16 лет, и отец был против этого. Он повторял ходячее в крестьянстве мнение, что ученые в Бога не веруют и родителей не почитают. И приводил еще тот довод, что слишком много развелось ученых и девать их некуда. – Кинь палку в собаку: промахнешься – попадешь  в ученого!”

Но несмотря на несогласие отца, собравшись с духом, Адам тайно ночью ушел от кондитера Шенинга. Один из товарищей “…помог мне нести на Московский поезд мои вещички, из которых самым тяжелым грузом были книги,” - вспоминал А.Е.Богданович. “Материнскую подушонку я загодя продал на Нижнем рынке за рубль. Я не мог уйти открыто, ибо хозяин меня бы удержал при помощи полиции: это был горячий сезон заготовки варений, когда рабочие руки очень нужны. Я вышел пусть не на широкую, но на настоящую свою дорогу, которая вела туда, куда я сам идти хотел.”

 Так он оказался в Несвиже. Осенью 1879 года А.Е. Богданович успешно выдержал вступительные  экзамен в Несвижскую учительскую семинарию. Программа семинарии, составленная К.Д. Ушинским, была очень обширной и предусматривала подготовку достаточно образованных и обладающих необходимыми практическими навыками народных учителей. Здесь скромные, трудолюбивые мужичьи дети «грызли» науку, здесь рождалось их самосознание и будущность.

"Моя alma mater" — так называл семинарию Адам Богданович. В своих воспоминаниях он отвел этому "крестьянскому университету" особый раздел, где описал архитектуру здания, его историю, отметил роль семинарии в системе тогдашнего образования в Беларуси.

Из числа наиболее способных и активных семинаристов Адам Богданович организовал кружок самообразования. «По вечерам в кругу товарищей читались произведения классиков русской и зарубежной литературы, часто далеко выходившие за пределы программных требований».

Семинарская библиотека стала настоящей сокровищницей для Адама: никогда еще книги не были так близки и доступны ему. «Библиотека семинарии, – вспоминал Богданович, – давала много книг для меня новых: и по беллетристике, и научных, я их усердно читал, как и книги, которые находил у преподавателей, вроде сочинений Шекспира, Гете, Шиллера, Байрона, Гейне, которых не было в семинарской библиотеке. Как раз в это время молодой предприимчивый еврей открыл в Несвиже букинистическую лавку, которая служила библиотекой для чтения. Это разнообразило состав доступной литературы, а затем у него в квартире при той же лавочке были книги из числа изъятых  из школьных и публичных библиотек, как сочинения Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Щелгунова, которые он выдавал «из-под полы» людям надежным, в том числе и мне».  Адам Богданович в своих воспоминаниях писал, что в юности он "впервые познакомился с Мицкевичем и Сырокомлей и был ими очарован как поэтами родной земли.

Во время учебы в Несвижской семинарии Адам Богданович начал собирать фольклорно-этнографический материал, часть которого вошла в книгу П.В. Шейна «Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-Западного края». Тогда же в семинарии, появились его первые статьи о проблемах народного образования.

Поздней, в автобиографии Адам Егорович напишет: «Несвижская учительская семинария, если не считать народного училища, единственная школа, которую я окончил. Впрочем, состоя и в этой школе, я больше учился, чем меня учили. Своим образованием я обязан почти исключительно самому себе и книге. Учился я всю жизнь, - работал и учился, учил других и учился сам. Моей целью было усвоить из каждой науки самое важное и существенное. Но всего более в круг моего изучения входили философия и круг наук гуманитарных. В этом моя сила - и моя слабость: сколько я выигрывал в широте словаря, столько же проигрывал в глубине и основательности. Чтобы не зависеть исключительно от русской литературы оригинальной и переводной, я еще в молодости самостоятельно принялся за изучение иностранных языков. Я обучался польскому, французскому, латинскому, греческому и древне-еврейскому языкам.”

Весной 1882 года А.Е. Богданович  успешно сдал выпускные экзамены и получил место учителя начальной школы. В августе 1882 года началась и его революционная деятельность: Адам вступил в «семинаристкий» народовольческий кружок. На протяжении трёх лет вёл пропагандистскую работу на селе.

 Назначение учителем Адам Егорович получил в Игумен (Червень) и поехал туда, не дожидаясь начала занятий. Ремонтировал школу, чинил столы, парты, клеил старые учебники, обживался на новом месте, с присущей ему энергией включился в дело просвещения, стараясь применить на практике все, чему выучился в Несвижской семинарии. Он не мог предположить, что это местечко сыграет в его жизни необыкновенную роль. В Игумене ему нравилось: возвращаясь с работы, он проводил время среди родной природы, слышал народные песни, шутки, припевки...Но, главное – ученики. Адам Егорович всей душой болел за своих питомцев, старался помочь им, чем мог. Среди его любимых учеников выделялись две сестры: Маша и Саша Мякоты, дочери из многодетной семьи смотрителя игуменской уездной больницы.  Кто знал тогда, что им уготована особая роль в судьбе школьного учителя и что Машенька, Мария Афанасьевна Мякота, 27 ноября 1891 г. станет матерью поэта Максима Богдановича…?

Но это уже следующая глава интереснейшей книги под названием “Жизнь и творчество Адама Богдановича”.

Если эти строки пробудили у вас интерес к судьбе неординарного человека, педагога, этнографа, фольклориста – Адама Егоровича Богдановича - мы будем рады продолжить повествование на нашем музейном уроке “Славные выпускники Несвижской учительской семинарии: А.Е.Богданович” .

свернуть

к 120-летию со дня рождения Рыгора Мурашки

Гордимся и помним

Цудоўна гучыць яго слова…

(к 120-летию со дня рождения Рыгора Мурашки)

В восьми километрах от Слуцка по дороге на Тимковичи-Несвиж находится небольшая деревенька Безверховичи.  Именно здесь 120 лет назад 16  февраля 1902 г. в бедной крестьянской хате родился белорусский писатель, один из самых талантливых прозаиков 20-30-х годов ХХ века Григорий Данилович Мурашко (Рыгор Мурашка).

«Цудоўна гучыць слова Мурашкі, гэта ж вершы ў прозе. Асабліва калі ён апісвае прыроду, вясковы побыт», - писала о его творчествеакадемик-литературовед  Лидия Савик.

Детство писателя, как и у многих его ровесников, было тревожное, голодное и полное крестьянских забот. Да и как могло быть по-другому: война, революции и снова война… Но в это же время была и учеба. Григорий закончил сначала начальную школу, потом двухклассное волостное училище и в 1917 г. поступил в Несвижскую учительскую семинарию, только что вернувшуюся из эвакуации в Вязьму.

Несвижская семинария в 1917 г. была единственной возвратившейся на родину из 7 эвакуированных белорусских учительских семинарий.  Значительная часть учебного оборудования и библиотека еще оставались в Вязьме, что не давало возможности начать полноценную работу учебного заведения. Но материальные трудности с лихвой компенсировались революционным энтузиазмом.  После Февральской революции, в июне 1917 г. все учительские семинарии России были приравнены к гимназиям и реальным училищам, в них были упразднены все политические, национальные, религиозные и гендерные ограничения.

Сразу после переезда в родной город по инициативе Михаила Мицкевича (младшего брата Якуба Коласа) в стенах Несвижской семинарии был создан Белорусский молодежный культурно-просветительский кружок “Прасвета”. В его состав вошли Андрей Бондацкий, Василий Сташевский, Николай Романовский (Кузьма Чорны) и др. Кружок ставил своей задачей объединение учащихся вокруг идеи социального и национального освобождения Беларуси, изучение истории и культуры белорусского народа, пропаганду белорусского театрального искусства. В это время в семинарии була создана белоруская читальня, драматическое объединение, которое поставило на семинарской сцене пьесы Я.Коласа, Я.Купалы, В.Голубка. Идеи учащихся поддерживали директор семинарии Кадратий Счанснович и преподаватель истории Николай Кулагин.

Именно в таком окружении шло становление пятнадцатилетнего Рыгора Мурашки. Закончить семинарию ему не удалось. После прихода в Несвиж польских легионеров Пилсудского началось целенаправленное уничтожение Несвижской семинарии: конфискация здания, разорение имущества и учебного оборудования, полное отсутствие финансирования… В 1919 г.через два года после поступления Р.Мурашки в семинарию, она была закрыта польскими властями. Григорию пришлось сменить учебник на винтовку.На долгие годы он связал свою судьбу с армией. Окопы гражданской войны… Подпольная деяельность и партизанская война с белополяками…Риск и тяжелые жизненные испытания закаляли характер будущего писатели, выковывали его мировоззрение. Шли двадцатые годы. Новая плеяда белорусских поэтов и писателей внесла в литературу новые темы и проблемы, новый оригинальный стиль. Рыгор Мурашка не только активно работал в это  время в редакции журнала “Молодняк”, в отделе литературы Госиздата БССР, но и начинал свое литературное творчество.

Он пишет о том, что его волнует и  что хорошо знает: война, установление советской власти, борьба с пережитками. Первый его сборник “Стрэл начны ў лесе” вышел в 1926 г.  После будут новые книги, полные динамики и драматизма:“У іхнім доме”, “Прыгранічны манастыр”, “Званкі”, “Рузікі”. Известность пришла к прозаику после романа “Сын” (1929), где автор обращается к событиям перед революцией 1905 г.

В 1934 г. Г.Д.Мурашка стал членом Союза писателей СССР.

Все, кто знал Р.Мурашку, единодушно говорят о его доброте, отзывчивости, готовности придти на помощь.  Его дочь Антинея вспоминала про это время: “ Сколько я себя помню, родители всегда помогали то одному, то другому. Дом наш всегда был полон людей. Часто мать с отцом называли его “Домом крестьянина”. Дядьки и тетки со Слутчины (свояки) хорошо знали дорогу в наш дом. И часто комнаты выглядели весьма живописно, когда, чтобы пройти, нужно было переступать через людей, которые спали вповалку. Часто приходил Микола Хведарович (поэт и прозаик), лучший отцовский друг”.

В конце 30-х – нач.40-х гг. у Григория Даниловича серьезно ухудшилось здоровье, что не позволило ему в полную силу заниматься литературой и общественной деятельностью. Дали о себе знать полученное еще во время белопольской оккупации ранение саблей, перенесенный тиф, огромным ударом по писателю и его близким стала гибель восьмилетнего сына.

В начале Великой Отечественной войны семья Г.Мурашки не успела эвакуироваться из Минска. Вскоре писатель установил связь с партизанами и подпольщиками, обеспечивал их сведениями о гитлеровцах и национал-фашистах, помогал в разработке плана уничтожения гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубе. Осенью  1943 г., когда над ним нависла угроза ареста, по заданию партизанского командования учительница Вера Румянцева переправила писателя к партизанам в Логойский район. И в партизанском отряде Г.Д.Мурашко выполнял ответственные боевые задания, был оперативным работником спецотряда. А на обороте боевых донесений накидывал новые произведения, многим из которых не суждено было дойти до читателя.

Григорий Данилович Мурашка погиб в апреле 1944 года при прорыве вражеской блокады партизанской зоны. Ему было 42 года, до освобождения республики оставалось всего несколько месяцев.

Недолгая и драматичная жизнь Рыгора Мурашки нашла отражение в современной литературе в образе писателя Григория Терешко в повести Б.Микулича “Цяжкая гадзіна”.

120 лет со дня рождения – замечательный повод, чтобы еще раз вспомнить замечательного человека и писателя Рыгора Мурашку.

«Мурашка быў не асаблівага варкі чалавек. Ён часцей слухаў і ўсё з нейкай хітрынкай усміхаўся, быццам насцярожана правяраючы самыяз вычайныя размовы сяброў. Але гэта не было недаверлівасцю. Таго, хто добра ведаў Рыгора Мурашку, ён захапляў сваёй таварыскасцю, сваім чулым сэрцам… Ён любіў сяброўства, умеў цаніць дружбу і ніколі не пакідаў свайго таварыша ў бядзе», - вспоминал о нем лучший друг, писатель Микола Хведарович.

Если вы едете из Несвижа в Слуцк мимо маленькой деревеньки Безверховичи, вспомните о нашем земляке, несвижском семинаристе, талантливом прозаике Григории Даниловиче Мурашко. А еще лучше, побывайте на его малой родине. Там и сегодня есть что посмотреть, например, частный этнографический“Музей Елизаветы”, народную библиотеку “У Софии”, которые создал энтузиаст Леонид Гапанович.

Богата наша земля талантами!

Гордимся и помним!

 

свернуть

З гонарам носім імя тваё, Колас!

11.02.2022

З гонарам носім імя тваё, Колас!

Збірае Колас нас, яднае нас.

З любоўю мы прыходзім да паэта..    

Мікола Маляўка

 

З кожным годам усё большы прамежак часу аддзяляе нас ад таго гістарычнага часу, калі жыў і тварыў класік беларускай літаратуры, і таму больш прыцягальным становіцца не толькі вобраз Паэта як выдатнейшага майстра паэтычнага слова, але Паэта- чалавека, з яго думкамі, клопатам, радасцямі і смуткам, Паэта-педагога, метадыста, Паэта–настаўніка нацыі.

Наша навучальная ўстанова з 2003 года з гонарам носіць імя славутага песняра зямлі беларускай і працягвае традыцыі педагагічнай адукацыі, паколькі пасляваеннае вучылішча, створанае ў верасні 1944 года, таксама насіла імя Якуба Коласа. І мы ўпэўнены, што грамадска-палітычнае жыццё нашай краіны немагчыма ўявіць без творчай і педагагічнай спадчыны Якуба Коласа, які жыў з народам, тварыў з народам і тварыў дзеля народа, дзеля яго шчасця і славы.

Сёлета юбілей паэта – 140 гадоў з дня нараджэння. Гэта вельмі значная і актуальная падзея, бо яна адзначаецца ў Год гістарычнай памяці.

Чым нам блізкі і дарагі Якуб Колас?

У першую чаргу тым, што Якуб Колас быў не толькі паэтам, але і выдатным педагогам, метадыстам. Каля трыццаці гадоў працаваў ён на ніве асветы, вучыў дзяцей і дарослых, ствараў школы і бібліятэкі, праводзіў вялікую асветніцкую работу.

Нельга не ўзгадаць, што на працягу чатырох гадоў з 1898 па 1902 вучыўся ў Нясвіжскай настаўніцкай семінарыі, якая вызначыла далейшы яго лёс. Дарэчы, гэта адзіная навучальная ўстанова, якую скончыў паэт. Тут ён пісаў вершы і байкі на рускай мове, плённа вывучаў вусную народную творчасць, збіраў багаты этнаграфічны фальклорны матэрыял, каб пазней стварыць свае неўміручыя  “Казкі жыцця”, першаму выданню якіх у 2021 годзе споўнілася 100 гадоў, і таму Каласавіны-21 у каледжы былі прысвечаны менавітагэтай падзеі.

 

 

Варта адзначыць, што амаль усе навучэнцы I курса (а хто яшчэ не паспеў, то абавязкова зробіць) наведалі жывапісны куточак Наднямоння – радзіму Якуба Коласа, мемарыяльныя сядзібы Акінчыцы, Смольня, Мікалаеўшчына, дзе не толькі атрымалі білеты навучэнца, але адчулі жывое слова Якуба Коласа з вуснаў супрацоўнікаў музея Міцкевіч Соф’і Пятроўны і Корсіка Сямёна Пятровіча. Урачыстую цырымонію ўручэння білетаў правёў загадчык філіяла музея Шавель Яўген Іванавіч. Гэта вельмі годна, прэстыжна і ганарова!!!

 

   

 

Навучэнцы не толькі пабывалі на радзіме Якуба Коласа, але і наведалі Дзяржаўны літаратурна-мемарыяльны музей Якуба Коласа ў Мінску, дзе пазнаёміліся з экспазіцыяй музея, а ў канцы лістапада супрацоўнікі музея завіталі  ў госці да нас.

 

 

У нашай навучальнай установе працуе секцыя “Нашчадкі Коласа” аб’яднання “Музей каледжа”. Удзельнікі секцыі – навучэнцы творчыя, знаходлівыя, прымаюць актыўны ўдзел у правядзенні традыцыйнага свята Каласавіны, у афармленні інфармацыйных тэматычных стэндаў, фотагалерэй, у правядзнні творчых конкурсаў, педагагічных чытанняў, літаратурных гульняў, падкастаў, конкурсаў мастацкага чытання твораў на памяць і г.д. Так, у гэтым навучальным годзе  Саявец Ульяна ўдзельнічала ў IV Рэспубліканскіх педагагічных чытаннях “Спадчына беларускай педагогікі: ад Ефрасінні Полацкай да сучаснасці”. Яе выступленне  “Педагагічная спадчына Якуба Коласа: інжынер чалавечых душ”  было адзначана  Дыпломам III cтупені.

 

 

Аднойчы на занятках  я прапанавала цікавае заданне: прадоўжы фразу: “І гэта ўсё - пра яго…” Вось  якімі думкамі падзяліліся: ”Я ганаруся, што ў нас быў такі выдатны, цудоўны чалавек, як Якуб Колас, які пяшчотна і глыбока любіў непаўторную прыгажосць беларускіх абсягаў, палёў, лясоў, рэк, любіў родную мову і змог перадаць усю гэту любоў нам, яго нашчадкам. (Барышчук Паліна) ці прыгожыя паэтычныя словы Ганны Сярпінскай  (былой навучэнкі):

 Я Коласа не бачыла жывога,

   Я пра яго ад родных чула многа.

    Раскрыю кнігу – гутару з паэтам

 “Любіце родны край!”

Гучаць  над светам

Радкі, якія сталі запаветам.

Члены секцыі  “Нашчадкі Коласа” разумеюць, што іх задача ствараць, прадаўжаючы справу Якуба Коласа. Тут хочацца згадаць словы самога Якуба Коласа: “Сам працэс творчасці далёка не пазнаны, схаваны ў тайніках  душы”.  І няхай творчыя здольнасці яшчэ трэба ўдасканальваць, але парасткі ўжо радуюць.

Прыемна тое, што навучэнцы лічаць жыццё Якуба Коласа узорам і прыкладам усім, хто хоча пакінуць добры след пасля сябе.

Мы, нашчадкі Коласа, павінны засвоіць  яго жыццёвыя  ўрокі.  Давайце будзем вучыцца ў Якуба Коласа жыццёвай мудрасці, разважлівасці, працавітасці, адказнасці, любові да роднага краю, да роднай мовы,уменню дараваць і дапамагаць адзін аднаму, памятаць пра мінулае і дбаць пра будучыню. Сёння кожнаму трэба задумацца, што наша заўтра залежыць ад таго, што мы робім сёння.

“Сённяшняе прачытанне творчасці Якуба Коласа, - адзначыў  Ніл Гілевіч, - дасць магчымасць у многім па-іншаму глянуць на жыццё, на лёс, на гісторыю беларусаў, лепш і глыбей зразумець іх душу, характар, светапогляд, адчуць і ўбачыць найвялікшы цуд, створаны геніем народа, - яго мову”.

Няхай светлы, жыццярадасны талент Якуба Коласа, яго шчырая ўсмешка, шчодрая душа натхняе кожнага з нас, асабліва вас,  прыгожая таленавітая моладзь, (так гаварыў сам Якуб Колас)  толькі на добрыя справы. Таму заўсёды памятайце Коласаў  дар, духоўны  зарад  яго твораў. Чытайце, малюйце, спявайце, спазнавайце Коласа, каб лепш зразумець сябе і  Беларусь у цэлым!

 

Кіраўнік секцыі “Нашчадкі Коласа”

Енчык Марыя Фабіянаўна

свернуть

А.А.Сенкевич – человек-легенда

Гордимся и помним

Под такой рубрикой в Год исторической памяти и 140-летия со дня рождения Якуба Коласа музей колледжа будет публиковать материалы, посвященные событиям и известным людям, которые связанны с историей нашего учреждения образования.

Ректор Академии управления при Президенте Республики Беларусь, кандидат исторических наук, доцент Вячеслав Данилович отмечал: “У нас было много трагических и героических страниц в любом историческом периоде, но нам всегда было чем гордиться».

Предметом исторической памяти и гордости потомков являются не только события государственного масштаба, но и история твоего города, твоего учреждения образования. Это наша с тобой биография.

В Календарь знаменательных дат колледжа на 2022 год включено 35 юбилейных дат.

Первый материал рубрики мы посвящаем Александру Антоновичу Сенкевичу (1884-1938).

 

А.А.Сенкевич – человек-легенда

 

Удивительный человек! Друг детства и юности Якуба Коласа, партийный и государственный деятель, наркомом здравоохранения БССР, председатель Комитета по радиовещанию, трижды герой литературных произведений…

В этом году исполняется 120 лет с даты окончания Александром Сенкевичем и Константином Мицкевичем (Якубом Коласом) Несвижской учительской семинарии (1902). Они не просто учились вместе, но на протяжении всей жизни встречались, переписывались и помогали друг другу.

Александр Антонович Сенкевич родился 20 января 1884 года в селе Николаевщина Минской губернии в семье крестьянина – бедняка. С восьми лет Алесь уже работал: сначала пастухом,  а в 13 лет стал сплавщиком леса на Немане. Но всегда мечтал об образовании. Закончив Николаевщинское народное училище, Алесь в 1898 году вместе с Кастусём Мицкевичем поступил в Несвижскую учительскую семинарию.

Воспоминания А.Сенкевича о семинарском периоде нам не известны, но, вероятно, он был солидарен со своим земляком, однокашником и другом Константином Мицкевичем, который спустя годы писал так: “Маёнавучаннештурхаліўперадтрырэчы. Перш-наперш — уласнае самалюбства. Як гэта я магу атрымаць двойку, а сусед па лаўцыаграбаепяцёркі. Потым — кожны з нас баяўся, каб не зволілі, каліпачнешадставаць. Самае галоўнае, што ў мяне па крысе пачало абуджацца замілаванне да выбранай прафесіі... Я пачаў па-сапраўднаму старацца, каліў бачыў магчымасць прыкласці і перадаваць свае веды.

Паспрыялі гэтаму таварышы, сярод іх былі сапраўдныя энтузіясты настаўніцкай справы. На такі троп стаў узыходзіць і я. Разважаў наіўна, але недзе і правільна. Скончу семінарыю, атрымаю школу, вывучу некалькі соцень чалавек. Сярод іх знойдуцца такія, што праслепяць столькі ж сама невідушчых вачэй. І мае таварышы, аднакласнікі, будучыя настаўнікі, не менш зробяць.

Сіла! Ёю ўжо тое-сёе можна падважыць. І пераменіцца ўсё наша жыццё. А што падважваць і мяняць жыццё трэба — мяне пераконвалі вясковае гібенне і нягоды нашай сям’і.

Так у деревенских мальчишек за 3-4 года семинарии формировались не просто профессиональные умения, а вырабатывались стойкие убеждения, определившие их жизнь.Сеялася там пакора, а вырастаў бунт”, - отмечал Якуб Колас.

После окончания семинарии Алесь Сенкевич был направлен учителем сначала в Стародорожскую, а затем в родную Николаевщинскую школу. Но связей с К.Мицкевичем, как и с остальными молодыми учителями не потерял. Он активно включился в революционное и аграрное движение, ведь страна уже была объята пламенем революции 1905 г. В 1906 году Александр Сенкевич стал одним из организаторов нелегального учительского съезда.

Якуб Колас к этому времени «в порядке наказания» за участие в революционной пропаганде среди крестьян был переведен из Пинского повета в Верхменское народное училище (теперь Смолевичский район Минской обл.). Между бывшими воспитанниками Несвижской семинарии, работавшими в Минской губернии, велась активная переписка, в которой и родилась идея созвать в Николаевщине нелегальный учительский съезд.

Съезд состоялся 9 июля 1906 года. В нем приняли участие учителя А. Алешкевич, А. Райский, К. Мицкевич, А. Войцеховский, М. Пальчевский, В. Мицкевич, Ф. Калечиц, А. Комаровский, И. Лапцевич, А. Милюк, В. Виолентий, А. Сенкевич, С. Самохвал, И. Мицкевич, И. Фёдоров (Янка Мавр), Н. Янковский, А. Филипович. Учителя собрались в Пристаньке около Немана, в четырех километрах от Николаевщины под видом празднования дня рождения однокурсника, земляка и друга Антона Комаровского. Председателем съезда был избран Александр Сенкевич, секретарем — Александр Райский. Окончательное оформление протокола было решено сделать в помещении Николаевщинской школы. Был составлен «Протокол заседания группы учителей Минской губернии…», в котором группа решила присоединиться к Всероссийскому союзу учителей, принимая его программу и ближайшей целью постановила “активно стремиться к ниспровержению существующего режима путём непосредственного влияния на крестьян, организации их». В ночь с 9 на 10 июля участники съезда были разоблачены полицией, после чего три его участника, в том числе Якуб Колас, были осуждены на трехлетнее заточение в крепости. Алесь Сенкевич бежал от ареста в Америку.

Находясь в эмиграции в США А.А.Сенкевич закончил медицинский факультет Мэрилендского университета (1913), работал врачом в Чикаго, продолжал общественную деятельность в качестве члена организации “Индустриальные рабочие мира”.

Узнав о начале революционных событий в России в 1917 г. А.А.Сенкевич вернулся из эмиграции через Дальний Восток, где вступил в партизанский отряд Сергея Лазо, а затем активно включился в советскую и профсоюзную работу. Позднее он был назначен заместителем министра народного просвещения Дальневосточной Республики, комиссаром земледелия Приморской области.

На родину в Беларусь Александр Антонович приехал в 1921 году. В этот период в республике началась активная работа по созданию планового здравоохранения, где опыт и организаторские способности А.А.Сенкевича были просто необходимы. Постановлением ЦИК БССР от 19 декабря 1921 г. А.А. Сенкевич был назначен народным комиссаром здравоохранения БССР (1921-1923).Поражают разносторонность и эрудиция этого человека, о чем говорит простой перечень занимаемых им должностей:  редактор журнала «Полымя», директор Института гигиены и санитарии Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, заведующий Белорусским сектором Коммунистического университета национальных меньшинств Запада в Москве, ректор Коммунистического университета Белоруссии имени В. И. Ленина, заведующий Отделом печати ЦК КП(б) Белоруссии, заведующий Агитационно-пропагандистским отделом ЦК КП(б)Б, заведующий Отделом культуры и пропаганды ЦК КП(б)Б, начальник Отдела подготовки кадров Всесоюзного радиокомитета при СНК СССР  и др.

К сожалению, самые высокие советские и партийные должности не смогли уберечь А.Сенкевича от молоха сталинских репрессий. Три доноса…Арест в январе 1938 г. и приговор к исключительной мере наказания, который был приведен в исполнение 29 июня 1938 года. Так, в 54 года оборвалась жизнь этого удивительного человека. Спустя 18 лет решением Военной коллегией Верховного суда СССР6 октября 1956 г. А.А.Сенкевич был полностью реабилитирован.

 

Жизнь Александра Антоновича Сенкевича была настолько интересной, что вдохновила Якуба Коласа и Александра Фадеева, вместе с которым он воевал на Дальнем Востоке, на создание замечательных образов революционеров. Так, прототипом Садовича в романе «На ростанях» и Баса-Гренки в пьесе «Забастовщики» Якуба Коласа и доктора Сташинского в романе Александра Фадеева «Разгром» послужил один и тот же человек—Алесь Сенкевич, выпускник Несвижской учительской семинарии 1902 года.

 

Преподаватель Е.А.Мацель

 

свернуть

Малыя Коласаўскія чытанні “Якуб Колас і наш культурны код”

04.11.2021

4 лістапада ў каледжы адбыліся Малыя Коласаўскія чытанні “Якуб Колас і наш культурны код”. У чытаннях бралі ўдзел выкладчыкі і навучэнцы ўсіх спецыяльнасцей.

Пачаліся чытанні выступленнем выкладчыка беларускай мовы і літаратуры, выдатніка адукацыі Енчык Марыі Фабіянаўны, якое было прысвечана 100 – гадоваму юбілею з дня выдання “Казак жыцця” Якуба Коласа. Шчыра і пранікнёна гучалі Коласаўскія словы ў выкананні навучэнак П-32 групы Гайдашовай Настассі, Васільковай Дар’і, Лявончык Таццяны, Сакавец Паліны, Хрушч Дар’і. Сваімі думкамі аб філасофскім змесце казак падзяліліся навучэнкі-пачаткоўцы Абчынец Дзіяна і Папкевіч Лілія.

Шмат цікавых і невядомых звестак аб сваяках Якуба Коласа, скрыжаваннях іх лёсаў з гісторыяй Нясвіжскай настаўніцкай семінарыі даведаліся навучэнцы з выступлення выкладчыка гісторыі мастацтва Алены Аляксееўны Мацэль.

Навучэнка І-21 групы Сідарава Настасся, член навуковага таварыства “Спасціжэнне”, пазнаёміла прысутных з цікавай знаходкай - новым фотаздымкам Якуба Коласа 1907 года, фотакопія якога стане добрым унёскам у калекцыю нашага музея.

Паралелі і скрыжаванні мінулага і сучаснага шукалі ўдзельнікі чытанняў і ў абрысах і тапаніміцы Нясвіжа. Дылеўская Ірына (І-21 група) выступіла з вынікамі свайго навуковага даследвання гадонімаў Нясвіжа, у тым ліку і тых, якія звязаны з выбітнымі асобамі нашага краю.

Асаблівую ўвагу прысутных выклікала эмацыянальнае выступленне навучэнкі спецыяльнасці “Дызайн” Ліі Крывапуст “Погляд скрозь стагоддзі”, у якім яна падзялілася сваімі творчымі пошукамі пры рабоце над серыяй паштовак з выявамі старога і сучаснага Нясвіжа.

 

  

 

Навукоўцы таварыства “Спасціжэнне” (кіраўнік А.М.Рацкевіч), навучэнкі спецыяльнасці “Замежная мова” раскрылі асаблівасці перакладу твораў Якуба Коласа на англійскую мову (Мамайка Даяна) і коласаўскі пераклад “Палтавы” А.С.Пушкіна на беларускую мову (Саявец Ульяна).

Не засталіся ў баку ад падзеі і нашы першакурснікі. Яны падзяліліся сваімі ўражаннямі аб наведванні родных мясцін Якуба Коласа, дзе сапраўды адчулі сябе навучэнцамі каледжа імя Якуба Коласа. Свае падарожжа да Коласа прадставілі навучэнцы Д-14 групы Антановіч Дар’я і Бобрык Ангеліна, І-11 групы Брывач Настасся і Вараб’ёва Снежана, хлопцы з Ф-13 групы Сурма Дзяніс і Плотка Павел.

Як вынік, удзельнікі падзяліліся сваімі думкамі :

“ Якуб Колас – Чалавек з Вялікай літары. Яго творы – у нашых сэрцах і памяці…”

“Я быццам бы адчула атмасферу часоў Коласа. Успомніла і свае карані, сваю бабулю. Мы БЕЛАРУСЫ – мы павінны помніць свае карані”

“Вельмі цікавы чалавек – Якуб Колас. Хачу з’ездзіць на яго радзіму.”

“Якуб Колас – чалавек-прыклад!.. Спадабаліся выступленні, было вельмі цікава паўдзельнічаць.”

“…Сёння быў вельмі цікавы збор тых, хто ведае і хоча даведацца аб Коласе, нашай гісторыі і культуры. Дзякую за такую магчымасць!”

“Трэба шукаць свае паралелі і скрыжаванні з гісторыяй і беларускай культурай. Мы - ў пошуку!”.

“…Жадаем усім далейшай прадуктыўнай работы!”

“ЛЮБІМ КОЛАСА!!! Нясвіж, 2021”

 

 

Дзякуем усім за ўдзел. Да новых сустрэч!

Аргкамітэт Каласавін – 2021

свернуть

К 135-летию со дня рождения Артемия Петровича Савченко

Всё начинается с учителя…

К 135-летию со дня рождения Артемия Петровича Савченко

Приняв решение всей жизни, Других не внемля укоризне , Открыв все двери сердца сразу, Идёт путем, не всем подвластным, Тот человек, что верит свято, Себя отдавший без остатка За добрый смех, улыбку, право Быть у истоков, у начала…

Всё начинается с учителя…Эти слова звучат уже привычно, особенно в дни праздников и юбилеев. Они немного затерлись, как дорогая вещь, потерявшая блеск от частого употребления. Но если вдуматься в истинный смысл маленькой фразы, вероятно, каждый смог бы рассказать о своем УЧИТЕЛЕ, с которого начались очень важные вещи в жизни: вера в себя и интерес к учению, выбор профессии и осознание своего призвания …

Сегодня наш рассказ об УЧИТЕЛЕ, ставшим главным в судьбе сотен послевоенных мальчишек и девчонок. Большинство из них тоже стали впоследствии учителями и всю жизнь с благодарностью вспоминали Артемия Петровича Савченко – первого директора Несвижского педагогического училища.

20 октября 2021 года исполняется 135 лет со дня рождения этого удивительного человека.

Артемий Петрович Савченко родился 20.10.1886 года на Могилевщине, в деревне Барсуковцы Пропойской волости Быховского уезда (теперь Славгородского района Могилевской области) в бедной крестьянской семье. Смышленый крестьянский парнишка с детства тянулся к наукам. Но возможность учиться у него появилась только в 13 лет. В 1900 году он закончил Гайшинскую начальную школу, а в 1904 году - Выдрянское двухклассное народное училище и сдал экстерном экзамены на звание учителя народной школы. Так в 18 лет Артемий Савченко выбрал свою профессиональную дорогу, по которой пройдет путь длиною в 45 лет.

Молодой учитель начал свою педагогическую деятельность в 1905 году в Ржавской школе грамоты, где учил таких же, как сам, крестьянских детишек. С 1906 года он проработал четырнадцать лет сначала учителем, а потом заведующим Борудо-Будской начальной школы Рогачевского уезда Меркуловичской волости (ныне Кормянский район Гомельской области).

Только с приходом советской власти у А.П.Савченко появилась возможность учиться дальше. И хотя он был далеко не юношей, а уже зрелым и семейным человеком, растившим двоих детей, Артемий Петрович не смог изменить своей мечте. В 34 года он поступил в Могилевский институт народного образования, который готовил широкий профиль специалистов. Но в 1923 г. институт закрыли, и Артемий Петрович продолжил учебу на дневном отделении педагогического факультета Белорусского государственного университета в Минске.

В выпускном свидетельстве А.П.Савченко значится: “Савченко Артемий Петрович к 12 июля 1926 года выполнил все требования учебного плана естественного отделения по белорусской секции педагогического факультета и получил зачеты как теоретических знаний, так и практических занятий”. Далее перечисляются учебные дисциплины, позволяющие определить основной профиль полученного Артемием Петровичем высшего образования как химико-биологический. Имя Артемия Петровича Савченко числится в списках выпускников 1926 г. биологического факультета БГУ.

После окончания университета Артемий Петрович вместе с семьей уезжает на работу в Горбацевичскую семилетнюю школу Бобруйского района Могилевской области, которая с 1935 года стала средней.

В истории Горбацевичской школы можно прочесть следующие строки: “Школьники уважали хорошо эрудированного учителя химии Савченко А.П. … Первый выпуск 10 класса состоялся в 1937 году. Это стало огромным событием в жизни маленькой школы. К 1940 году школа стала образцовой благодаря усилиям учительского коллектива и учащихся. Много сил и энергии вложили в развитие народного образования в д.Горбацевичи Крайко А.А., Савченко А.М., Савченко М.П., Богатырева А.Б., Вихнин З.Д. и др.”

В 1938 году за самоотверженный труд и высокие педагогические достижения Артемий Петрович был награжден орденом «Знак Почета», который он получал в Москве. В следующем году учитель-орденоносец был назначен сначала директором Горбацевичской школы, а затем переведен директором в Коминтерновскую среднюю школу Могилевского района.

В 1939 году, после воссоединения западной и восточной части Белоруссии, опытный и заслуженный педагог был направлен на новый сложный участок работы и возглавил Барановичский областной отдел народного образования. На этой должности Артемий Петрович работал до первых дней Великой Отечественной войны.

В 1941 году экзамен на патриотизм и гражданственность ученики Артемия Петровича сдавали уже на фронте и в тылу врага. Они выдержали его с честью. Комсомольцы Горбацевичской школы создали подпольную молодежную

организацию, которую возглавил Сергей Клемешонок, а выпускник школы Иосиф Лемешонок стал секретарем Бобруйского подпольного райкома партии. Два выпускника Коминтерновской школы Соломонников И.М и Юрченко Е.А. были удостоены в годы войны звания Героя Советского Союза. Ушли на фронт и родные дети Артемия Петровича - Аркадий и Нина.

Сам Артемий Петрович призыву в армию не подлежал, потому что на начало войны ему было уже 55 лет. Но его опыт педагога и организатора образования нужен был в тылу. 24 июня 1941 года Савченко А.П. вместе с сослуживцами был эвакуирован в Сталинградскую область, где возглавил Голубинскую среднюю школу Калачевского района.

Еще в 1940 году в Барановичах А.П.Савченко стал членом коммунистической партии. 25 января 1942 года его отозвали в Москву в ЦК КП(б)Б для работы в центральном аппарате СНК БССР. Потом было назначение директором зооветеринарного техникума в г.п.Некрасово Ярославской области (1.10.1942-15.09.1943). В сентябре 1943 года Артемий Петрович вновь отозван в Москву и зачислен в оперативный отряд Могилевского обкома КП(б)Б, который находился в распоряжении командования Брянского фронта. Начиналось освобождение территории БССР, по всей стране собирались лучшие кадры для восстановления мирной жизни в республике.

После освобождения восточных районов БССР в октябре 1943 года А.П.Савченко был назначен заведующим Могилевского областного отдела образования, а когда 8 июля 1944 года советские войска освободили г.Барановичи, Артемий Петрович вернулся на свою довоенную должность заведующего Барановичским облоно и одновременно работал начальником школьного отдела обкома партии.

Еще шла война, а в освобожденной Белоруссии  1 сентября начался новый учебный год. 

Разрушенная войной система образования восстанавливалась не просто. Катастрофически не хватало учителей, пригодных для школ зданий, учебных принадлежностей… В целях обеспечения учительскими кадрами школ Барановичской области постановлением Барановичского обкома компартии Белоруссии и облисполкома от 24 сентября 1944 года было решено открыть педагогическое училище в городе Несвиже. Директором училища назначен А.П.Савченко.

С октября 1944 года и до конца жизни биография Артемия Петровича была связана с г.Несвижем. Вместе с ним приехали в Несвиж преподаватель математики и временно исполняющий обязанности завуча Евгений Николаевич Воронков и преподаватель истории Казимир Иосифович Погоцкий.

И.В.Погоцкий позднее вспоминал: “Когда мы прибыли в Несвиж и явились в райком партии, доложили, кто мы и чем будем заниматься в Несвиже, заведующий Несвижского районо Комард Владимирович Данилович сказал буквально следующее: «Пришли два чудака, один старый, а другой молодой». В здании белорусской средней школы нам дали маленькую комнату под канцелярию. Прошло шесть дней, а у нас зарегистрировалось всего шесть человек. Мы заволновались. Решили, что надо идти по районам, агитировать ребят поступать в педучилище”.

Этот “поход по районам” три энтузиаста-педагога осуществляли пешком в течение месяца, но цели своей добились. Уже в ноябре в училище на разные курсы было зачислено 227 человек. К 12 ноября набор и размещение учащихся в четырех домах на окраине города по ул.Ленинской,84 были закончены. Через день ребята приступили к занятиям в две смены.

Так началась история Несвижского педагогического училища, которая продолжается и сегодня. Все начинается с учителя…

На должности директора Несвижского педучилища А.П.Савченко проработал 6 лет. Казалось бы, недолгий срок, но сколько он успел сделать!

Был создан удивительный коллектив талантливых педагогов-мастеров, добротная материальная база, сформировались прочные традиции педагогического училища, родились славные коллективы художественного творчества, было инициировано присвоение педучилищу имени Якуба Коласа… А главное – подготовлено несколько сотен выпускников, преданных своей Родине и профессии. Все начинается с учителя…

 

Преподаватели Несвижского училища 1945 год

 

Некоторые воспоминания бывших учеников училища об Артемии Петровиче можно рассказывать как притчи.

Вот что пишет в своей книге “Душа живет в Казахстане” один из выпускников 1952 года, кандидат технических наук, профессор, член-корреспондент НАН Республики Казахстан, Павел Александрович Атрушкевич:

“Для меня личность директора стала определяющей во всей моей дальнейшей судьбе. Вступительные экзамены сдавали по математике и русскому языку. Математику, конечно, я сдал успешно, а русский диктант написал с ошибками. Вызвал меня директор педучилища и говорит:

- Ты ж не знаешь русского языка, как ты будешь учиться?

- Откуда я могу его знать, если все учителя в школе говорили только по-белорусски?

Директор спросил, знаю ли я белорусский язык? Я ответил утвердительно. Тогда Артем Петрович взял со стола газету “Звязда”, дал мне листок бумаги и стал диктовать по-белорусски. Прочитав мой диктант, он заметил, что я не сделал ни одной ошибки. На моих глазах он взял мой русский

диктант, зачеркнул “2”, написал “3” и расписался. Потом сказал: “Смотри, не подведи моё решение”. За многие годы работы преподавателем, а затем профессором в высших учебных заведениях, я часто вспоминал этот случай и совершал, возможно, такие же поступки при оценке моих студентов. И никогда мой жест доброты и поддержки не был ошибочным…”

Можно и дальше вспоминать реальные истории, ставшие примером доброты, помощи и любви к человеку, которые рассказали нам бывшие ученики Артемия Петровича, ставшие впоследствии заслуженными учителями, отличниками образования, просто хорошими педагогами и отличными людьми. Все начинается с учителя…

За самоотверженный труд и верность педагогической профессии Артемий Петрович Савченко был удостоен высоких правительственных наград: ордена “Знак почета” (1938), медали “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945”. Ему присвоено звание “Отличник народного просвещения” (1946) и высокое звание “Заслуженый учитель школ БССР”. А.П.Савченко был избран депутатом Верховного Совета БССР первого созыва.

 

Савченко А.П. (слева). Москва, 1938 год. Награждение орденом Знак почета

 

С Артемия Петровича началась и в его семье педагогическая династия, которая насчитывает сегодня уже четыре поколения наставников.

Дочь, Нина Артемовна Савченко, вернувшись с фронта, с 1946 года начала работать вместе с отцом в педагогическом училище. Преподавала рисование, затем белорусский язык и литературу, организовала театральный кружок. Заместитель директора по учебно-воспитательной работе, методист, учитель, преподаватель, руководитель Театра моды, кукольного и драматического театрального коллектива…Это далеко не полный перечень должностей, на которых работала Нина Артемовна за свою долгую педагогическую жизнь. Отличник народного просвещения БССР, на заслуженный отдых она ушла только в 82 года, но и после этого продолжала интересоваться судьбами своих учеников, заниматься творчеством, воспитывать внуков и правнуков.

Дочь Нины Артемовны, Мария Владимировна Кабаева, тоже стала педагогом, старшим преподавателем архитектурного факультета Гомельского государственного университета.

Четвертое поколение педагогической династии Савченко открыла Майя Александровна Вербило (Макеева), которая сначала закончила Несвижский педагогический колледж, в котором работали её прадед и бабушка, а затем Барановичский государственный университет.

Все начинается с учителя…

Умер Артемий Петрович Савченко 19 марта 1950 года и был похоронен на старом кладбище в Несвиже. Проститься с ним пришли его многочисленные ученики. И сегодня приходят к УЧИТЕЛЮ благодарные несвижане, дети и внуки тех, кого учил Артемий Петрович.

 

Светлая память...

В реке Времени многое теряется безвозвратно: подробности биографии, жизненные факты, возможность что-то уточнить, понять, дополнить… Но остается ПАМЯТЬ (от древнерусского “мнить”, “думать”). Мы думаем о человеке и за скупыми строками биографии видим величину и значимость его жизни.

Все начинается с учителя…

 

Е.А.Мацель, преподаватель колледжа

свернуть
Меню раздела
Опросы
Какие разделы сайта вызвали наибольший интерес?